Почему нет в жизни счастья. Ксения с трудом оторвала голову от подушки

Ксения с трудом оторвала голову от подушки. Сегодня просыпаться было особенно тяжело. Голова раскалывалась даже во сне, снилась какая то дребедень. Опухшие от слез глаза никак не хотели открываться. Приняв вертикальное положение, Ксения все же заставила себя посмотреть на белый свет. На мгновение она растерялась, не понимая, где находится.

Мозг: О! У нас очередная ступень морального падения! Если раньше ты не могла понять, с кем ты проснулась, то теперь ты не можешь понять, где ты проснулась. Докатилась, матушка!

Ксения: Заткнись, урод! Все я понимаю и все помню. Просто на мгновение позволила себе забыть обо всех мерзостях этого мира. Но куда там! Ты тут же не преминул ткнуть меня лицом в дерьмо. Знаешь, с таким мозгом врагов не надо. Можно вполне и так рехнуться.

Мозг: Ах, в каком чудном настроении мы сегодня проснулись!

Ксения: Я, может, и в хорошем строении проснулась бы, да не успела! Ты мне его испортил.

Мозг: Знаешь, ты невыносима! Ну тебя к черту, колупайся со своими проблемами сама! А я отдохну.

Ксения: Отлично! Я так давно об этом мечтала! Наконец смогу отдохнуть от твоего «супертонкого» чувства юмора.

Ксения с трудом вылезла из постели Ангела. Увидев, что спала она в одежде, девушка облегченно вздохнула. Ей совершенно не хотелось отягощать свои отношения с амуром. Хранительница лениво побрела по дому впоисках живого существа. По ходу дела она ворчала, что дом слишком большой, что слишком много приходится бродить, что у тетки места немного, зато компактно и все под рукой. Наконец добредя до гостиной, она увидела Ангела с Василием.

– Приятно ради разнообразия увидеть всю честную компанию в сборе, – продолжала ворчать Ксения. – Утверждение, что мы не будем расставаться ни днем, ни ночью было сильным преувеличением. Ангел, как ты мог бросить девушку в своей постели? Я надеялась сладко спать на твоей широкой мужественной груди, а ты трусливо сбежал!

– Мне показалось, что ты с большим удовольствием спала на моей подушке, чем на моей не такой уж широкой груди. Но я все равно очень рад тебя видеть. Доброе утро!

– Вот скажи мне, добрый человек, что ты нашел в нем доброго? – Ксению просто крючило от собственной вредности. – Я пойду умоюсь, а ты подумай над ответом. Вася, а ты как к нам – надолго или так заскочил, «доброе утро» сказать?

– Надеюсь, надолго, если ты не прогонишь, конечно. Но в любом случае доброе утро!

– Угу, – недовольно буркнула Ксения. И ушла умываться. В ее ванной появилось большое черное пятно – Шико мирно спал на белоснежном кафельном полу прямо посреди помещения.

– Вставай, бездельник! – продолжила свои упражнения Ксения.

"Почему нет в жизни счастья"

– Утро доброе, госпожа. Как спали? – Дух черта в мгновение ока вскочил с пола, забрался в ванну и стал принимать душ, громко фыркая и расплескивая воду.

– Твоими молитвами. – Ксения мрачно подумала о том, что, к сожалению, дух черта прибить невозможно.

– Госпожа, а какие у нас на сегодня планы? Снова отправимся в Ад? – Маленькие глазки Шико радостно светились.

– Еще не знаю. Там видно будет. – Ксения глубоко задумалась, и даже если Шико что-то ей говорил, она этого уже не слышала. Думая о судьбе Карла, Ксения забывала обо всем. Будь она менее ответственна, она в ту же секунду отказалась бы от дара… Хотя… Как отказаться от дара? Крикнуть в воздух: «Я отказываюсь от дара»? Чушь какая-то… Приняв душ и умывшись, Ксения переоделась и вернулась в гостиную к своим товарищам.



– Ну что, мадам, вы изволите теперь быть любезны и приветливы? – с сарказмом спросил Ангел.

– Изволю, – все еще недовольно буркнула Ксения. – Кто-нибудь знает, как отказаться от дара?

Василий с Ангелом тревожно переглянулись.

– Надеюсь, ты понимаешь, что не имеешь права так поступать? – осторожно спросил Василий.

– Понимаю, но хочу знать, чисто теоретически, как это происходит. Может, когда все это закончится, мне просто захочется тихой, размеренной, спокойной жизни.

– Ксения, – тяжело вздохнув, начал Василий, – я надеялся, ты уже поняла, что «все это» теперь никогда не закончится. Зайка, пора смириться.

– Не учите меня жить! – с тоской ответила Ксения. – Что хочу, то и ворочу. Баста. Лучше скажите, что вы надумали? Небось всю ночь не спали, мозгами шевелили. И еще, в этом доме есть пища? Я не ела уже сутки. В Аду, знаете ли, обед не предлагали.

– Ой! – отозвался Василий. – В доме шаром покати! Ан, сгоняй на рынок.

– А почему, собственно, я? – возмутился такой постановкой вопроса Ангел. – Ты тоже мог бы «сгонять на рынок».

– Слушай, не спорь, пожалуйста. Ты у нас всегда ходишь по магазинам. Знаешь ведь, что мне это плохо дается.

Ангел тяжело вздохнул, но дальше спорить не стал и отправился за продуктами. Ксения подсела на диван поближе к Василию, протянула к нему руку, закрыла глаза и откинула голову на спинку дивана.

– Вась, что скажешь?

– Тебе страшно?

– Нет. Я просто устала… Такое ощущение, будто из меня кто-то высосал все жизненные силы. Я никогда еще не чувствовала себя такой слабой. Знаешь, я говорила с Астаротом и понимала, что даже не смогу защититься Знаком Божьим. Такое чувство, будто у меня закончился срок эксплуатации.

– Это неудивительно. Он же высасывал из тебя энергию. Астарот по этому делу большой специалист. – Василий нежно гладил ее руку. – Ты должна справиться с этим, иначе погибнешь.

– Но у меня дома я не ощущала такой слабости.

– Вчера ты была на его поле. Там все давало ему поддержку.

– А теперь что мне делать? Я вижу только два выхода. Первый – это отправиться в Ад и попытаться выкрасть Карла. И второй – уступить и отказаться от дара. Правда, я пока еще не знаю как, но более чем уверена – мне подскажут.

"Почему нет в жизни счастья"

– Это не выход. Ни первый, ни второй вариант. Мы не сможем выкрасть Карла, и ты не имеешь права отказаться от дара. И потом подумай сама: сегодня он выкрал Карла, а завтра это будут твои родители или кто-то очень близкий тебе. С террористами не торгуются. Иначе ты дашь понять, что ты слаба и готова идти на уступки. Если ты спасуешь сейчас, то это – неизбежная гибель завтра.

– Что же мне делать?

– Я не знаю. Пока не знаю. Но уверен, мы что-нибудь обязательно придумаем. Может, позвонить Ферзю? Он все-таки архангельский пес, должен знать методы борьбы с этими тварями.

Ксения открыла глаза, печально кивнула головой и прошептала:

– Можно и позвонить, хуже не будет. – С этими словами Ксения встала и пошла к телефону.

По прошествии десяти минут раздался звонок в дверь. Ксения открыла и с облегчением увидела Ферзя. Его волевое лицо внушало ей уверенность в своих силах.

– Здравствуйте, Ксения. Я приехал, как вы просили.

– Да, вы очень быстро управились.

– Вы извините, но я приехал не один, – Ксении показалось, что при этом Ферзь не испытывает чувства неловкости, а извиняется для проформы, – со мной Мари.

– Конечно, я понимаю. Пусть заходит.

Ксении стало не по себе. Она никак не ожидала, что Мари будет присутствовать при их разговоре. Но деваться было некуда. Гости прошли в гостиную, поздоровались с Василием и расселись вокруг журнального стола. Ксения прокашлялась и, глядя в пол, рассказала о своем вчерашнем визите к Астароту. Иногда исподлобья поглядывая на Ферзя, она видела, как у того ходят от злости желваки. Когда Ксения закончила рассказ, в комнате воцарилась гробовая тишина. В какой-то момент Ксения почувствовала, что где-то ошиблась, но никак не могла понять, где и когда. Она пристально смотрела то на Ферзя, то на Мари и видела, как меняются их лица. И это путало ее. Очень сильно пугало.

– Ферзь, Мари, что происходит? Говорите немедленно! – Нервный голос Ксении почти сошел на крик, она беспомощно посмотрела на Василия. Он был так же растерян, как и она.

Мари поднялась с кресла, подошла к Ксении и встала на правое колено, приложив правую руку к сердцу и склонив голову. «Ритуальный поклон архангельских псов», – мелькнуло в голове у Ксении. И тут Мари заговорила тихим бесцветным голосом:

– Госпожа Ксения, я преклоняюсь перед вашей безграничной смелостью и самоотверженностью. И от имени всей нашей семьи благодарю вас за то, что вы старались сделать для моего покойного брата. С этой минуты, когда бы мы вам ни потребовались, вам стоит только позвать. И мы придем. Целью моей дальнейшей жизни будет стремление сделать для вас что-то, хотя бы приблизительно схожее по значимости. Я буду ждать. До свидания. – После чего гордая рысь со слезами на глазах встала и ушла. Взволнованная Ксения повернулась к Ферзю:

– Ферзь, что все это значит? – Уже задавая этот вопрос, Ксения представляла, что услышит в ответ.

"Почему нет в жизни счастья"

– Это значит, что Карл отдал свою жизнь во благо будущего человечества. Мы не могли допустить, чтобы вы выбирали между своим даром и жизнью Карла. У каждого нашего агента есть система ликвидации. Где бы он ни находился, мы всегда можем уничтожить его.

– Боже мой, что вы наделали! – Из глаз Ксении текли слезы, а голос срывался от злости. – Мы ведь могли еще что-то придумать, что-то сделать, чтобы спасти Карла! Вы просто убили его! Хладнокровно убили! Как вы могли? Он же ваш человек!

– Да, Карл был моим человеком. Но Карл был архангельским псом. Каждый из нас знает, кому он служит и ради чего он служит. Мы служим не вам, госпожа Хранительница. Мы служим Создателю. Мы служим человечеству. И все, что мы делаем, мы делаем по большому счету не ради вас и вашего дара. А ради того, чтобы у человечества был шанс выжить. И если для этого мне надо будет перебить все ваше окружение, я сделаю это, не задумываясь. Вы миссионер. Вас послал Бог, и вы должны выполнить свою миссию, чего бы это ни стоило.

– Зачем? Зачем все это? – Ксения рыдала навзрыд. – Я не понимаю, ради чего? Что за великие цели? Какую такую миссию я должна выполнить?

– Это вам надо спросить не у меня. А у того, кто вас послал. Я всего лишь его скромный слуга, и мне неведомы его пути. А сейчас позвольте мне удалиться. Я должен позаботиться о Мари. Ей непросто было активировать систему уничтожения собственного брата. К сожалению, в этой ситуации это могла сделать только она. – С этими словами Ферзь покинул комнату. Потрясенная Ксения сидела, уставившись в одну точку.

– Вася, я просто не могу поверить в то, что здесь произошло. Это просто бред какой-то! Какие цели? Какая миссия? Что может быть важнее человеческой жизни? Что же это такое?

Растерянный Василий сел к Ксении поближе, обнял ее и попытался успокоить. Ксения пребывала в ступоре. Она думала о том, что никогда не поймет и не примет этот страшный мир. Ей хотелось только одного – забиться куда-нибудь в угол и обо всем забыть. Забыть навсегда, и чтобы ни одна клеточка ее мозга не помнила о том, что происходило в последние дни ее жизни. Потому как даже одной клеточки достаточно, чтобы сойти с ума от боли. Ксения не заметила, как Василий встал и подошел к звонящему телефону.

– Ксюша, пожалуйста, очнись. Тебя к телефону.

– Пошли всех к дьяволу. Меня ни для кого нет.

– Я бы с удовольствием, да только это он и звонит.

– Кто? – устало спросила Ксения.

– Дьявол. Сатана, – осипшим голосом ответил Василий. Ксения попыталась собраться с силами и понять, что ей говорит Василий. Но смысл сказанного как-то ускользал, и она ни за что не могла зацепиться.

– А что ему надо? – растерянно спросила Хранительница.

– Шоколада, – устало буркнул Василий. – Ксюш, ну откуда я знаю? Возьми трубку, и сама все узнаешь.

– Скажи, что я сейчас не настроена с ним разговаривать. Пусть передаст через тебя, чего надо, или катится куда подальше. – Злость постепенно вытесняла усталость, и Ксения становилась агрессивнее. Василий передал слова Ксении и после непродолжительной паузы повесил трубку.

"Почему нет в жизни счастья"

– Он сказал, что будет ждать тебя завтра, у тебя в спальне на старой квартире, в двадцать три пятьдесят девять.

– Очаровательно. Все князья Ада просто жаждут свидания со мной. А я пользуюсь популярностью, ты заметил? Никогда еще я не получала столько приглашений за столь короткий срок.

– Оставь этот юмор, тебе не идет. Знаешь, мне кажется, что в словах Ферзя был какой-то смысл.

– Какой смысл?

– Что ты не понимаешь, в чем твое предназначение. Ты не видишь обшей картины и поэтому тебе очень тяжело переносить частности.

– Отлично, и где же мне узнать ответ на этот вопрос?

– Может, пришло время обратиться в последнюю инстанцию? – Голос Василия стал серьезным. – Может, пора спросить совета у Бога?

– Знаешь, я как-то всегда была не шибко верующей, – смущенно отведя глаза, сказала Ксения.

– Но это же было раньше! Только что тебе звонил Сатана, и ты еще не веруешь?

– Не знаю, как это тебе объяснить… – Ксения тщетно пыталась подобрать слова, чтобы выразить мысль. – Ну да, я последнее время сталкивалась с таким количеством необычных существ… Все эти лешие, вампиры, оборотни… все эти мифические существа не очень-то у меня вяжутся с Богом. Скорее наоборот. Мне кажется, что в мире, где есть Бог, не место всем этим созданиям.

– Да как же не место? Бог создал этот мир во всем его великолепии, со всеми населяющими его существами.

– Неужели Бог создал вампиров, оборотней и прочую нечисть?

– Честно говоря, я слегка шокирован… – Василий просто растерялся. – Ты уже столько сталкивалась с эфирным миром и до сих пор считаешь, что вампиры и оборотни нечисть?

– А разве нет?

– Я все время забываю, что ты выросла в лоне человеческой морали. Конечно нет! Весь этот мир создан Отцом нашим, Господом. И все существа обитают в этом мире не просто так, у каждого своя миссия. Вот посмотри на вампиров! Ты уже знаешь, что они очень хорошие медики. И я думаю, тебе пора догадаться, что они не убийцы-кровососы, а врачи. И если среди них имеется несколько десятков, попавших под влияние Сатаны, это еще не повод заклеймить всю расу. А теперь подумай сама, если оборотни – нечисть, как они могут состоять на службе в подразделении архангела Михаила?

– Не знаю, я пока сама все не пощупаю, ни во что не верю. То есть я знаю, что Бог есть. И знаю, что он создал весь этот мир. Но я не верю. Знать и верить – разные вещи.

– Это плохо. – На лице Василия появилось беспокойство. – Это очень плохо. Понимаешь, в борьбе с Сатаной главное – это вера. Вера – то оружие, которое поможет тебе справиться с ним. Да еще при этом ты посланница Божья. Что же это за посланница, которая не верит! Ты должна верить! – в отчаянии закончил Василий.

Ксения тоскливо посмотрела на него:

– Я не знаю. Может, мне сходить в схрон? Когда я была там, мне показалось, что я чувствую что-то необыкновенное. Такой покой. Такую благодать… Даже не знаю, как это описать.

"Почему нет в жизни счастья"

– Ой, не знаю… Ну придешь ты туда, и что? Может, все-таки что-нибудь придумаем?

– Вася, часики тикают. Время бежит. Скоро придет время встречи с Сатаной, а мы еще только думаем. Куда это годится? – Ксения нервно подскочила с кресла и стала метаться по комнате.

Василий продолжал смотреть на нее с беспокойством и болью в сердце. В это мгновение раздался звонок в дверь, и Ксения побежала открывать. На пороге стоял промокший до нитки Ангел.

– Где ты был? Тут такое происходит! Почему ты такой мокрый? – Ксения накинулась на Ангела с упреками, хотя сама понимала, что он ни в чем не виноват, и ей просто надо выплеснуть эмоции.

– Где-где, в Караганде!.. Ездил на рынок покупать продукты, а промок потому, что на улице проливной дождь, а Варгасы затеяли класть новый асфальт к твоему подъезду, и на машине не подъехать. Есть еще замечания, дорогая?

– Что ты щетинишься? – чувствуя свою вину, пробурчала Ксения.

– Да потому что женой обзавестись я еще не успел, а вопрос «где ты был» уже портит мою жизнь, – зло ответил Ангел.

– Намекаешь на то, что я тебе не жена? – сухо спросила Ксения.

– Намекаю на то, что не надо на меня кричать. Я тоже устал, и у меня нервы не железные. А тебе пора бы взять себя в руки.

– Поняла. Извини. Когда будешь готов, приходи в гостиную, мы с Васькой там сидим. – Ксения, не дожидаясь ответа, вернулась в комнату.

– Что Ангел? Зол как черт? Извини за каламбур, – устало улыбнулся Василий.

– Типа того, – буркнула в ответ Ксения.

– Ладно, ты остынь, сейчас не время ругаться с друзьями, сейчас надо готовиться к битве с врагами.

– Я стараюсь, но у меня ничего не получается. А после твоих слов о недостатке веры я себе просто места не нахожу.

– Это у кого здесь недостаток веры? – спросил вошедший Ангел.

– Вась, расскажи ему, у меня просто нету сил.

Василий послушно и максимально сухо ввел Ангела в курс дела. И тут же повернулся к Ксении:

– Все же задумайся над вопросом веры. Для тебя это сейчас первостепенно.

– Знаю, а что я могу? – проныла Ксения.

– Да в чем дело? Что за проблемы с верой? – возмущенно произнес Ангел.

– Дело в том, дорогой мой друг, – ухмыляясь, ответил Василий, – что наша Ксюша не сильно верит в нашего все1 могущего Господа.

Растерянность, похоже, решила в этот вечер поселиться на лице Ангела:

– То есть как это не верит?

– А вот так. Знать знает, а верить не верит. В Сатану, леших и остальных она верит, потому что видела, трогала, общалась. А вот в Господа не верит. Представляешь, у нас самая Великая Хранительница Путей, не верящая в Бога!

– Вот это да! – ошалев, произнес Ангел. – Ну тогда ей на свидание к Сатане даже соваться не стоит. Это же просто самоубийство!

– Слушайте, а вы не слишком большое значение придаете этой детали? – засомневалась Ксения.

– Нет! – хором ответили товарищи.

"Почему нет в жизни счастья"

– Понятно, – с испугом глядя на них, сказала Ксения, – И что же делать?

– Я вижу только один выход, – твердо сказал Ангел. – Ты должна пойти и поговорить с Богом.

– Что? – хором переспросили Ксения с Василием.

– Ты должна пойти и поговорить с Богом. Раз для того, чтобы во что-то поверить, тебе надо его увидеть и пощупать, то другого выхода нет.

– И как ты себе это представляешь? – ахнула Ксения. – «Алло, Отец Небесный, мне срочно нужно с вами поговорить, где бы мы могли встретиться?» Так тебе это видится?

– Ну если очень примитивно, то так.

– Ага, а он так и побежит болтать со своей рабой Ксенией! – ехидничала девушка.

– Ты не просто раба божья. Ты Хранительница Путей. Ты Его посланница. Он выбрал тебя из миллиардов других! Ты избранная! Ты веришь в то, что ты Хранительница, но не веришь в Него! Бред! И, конечно, Бог не пойдет на встречу с тобой. Ты сама должна отправиться к Нему.

– О боже, час от часу не легче! Но как? Насколько я себе это представляю, Бог живет на небесах. Как я к нему отправлюсь? Мне что, предлагается умереть?

– Этот вариант я не рассматривал, – смущенно пробормотал Ангел.

– А какой, позволь узнать, ты рассматривал?

– Ну я думал, что ты просто откроешь туда дверь, – замялся Ангел.

– Но я никогда не была на небесах! Как я туда открою дверь! – в отчаянии воскликнула Ксения.

– А вот это неправильное утверждение, – присоединился к разговору Василий. – Твое физическое тело не было на небесах. Но твоя душа, безусловно, была там до того, как вселилась в твою телесную оболочку. А так как открытие проходов в пространстве процесс скорее метафизический, то может и получиться. Только, мне кажется, это должна быть не обычная дверь.

– Точно! Я думаю, ты догадываешься какая, – многозначительно произнес Ангел.

– Дверь в никуда. С кирпичной кладкой, – завороженно произнесла Ксения.

– Совершенно верно. И, я думаю, тебе не стоит тянуть время, а надо брать ноги в руки и мчаться туда как можно скорее.

Ксения замолчала, пытаясь понять, что происходит. Но тут же прекратила это неблагодарное занятие, просто чтобы не свихнуться.

– Вы проводите меня? – со стоном спросила Ксения.

– Разве мы можем пропустить такой значительный момент в твоей жизни? – мягко улыбаясь, спросил Ангел.

– Тогда пошли, – решительно бросила Ксения и помчалась в тир.

Ничего не понимающий Василий бросился вслед быстро удаляющимся товарищам. Настигнув их в тире, он увидел Ксению и Ангела, в нерешительности стоящих у закрытой двери.

– Ангел, открой ее, пожалуйста, – нервничая, попросила Ксения. Ангел пожал плечами и открыл дверь. За ней была обычная кирпичная стена. Подержав дверь открытой, Ангел закрыл ее обратно.

– Ксень, ты тянешь время. А у нас его очень мало.

– Да, я знаю, но мне не каждый день в своей жизни приходится ходить на аудиенцию к Богу.

"Почему нет в жизни счастья"

– Ну вчера ты была в гостях у Астарота. Это, согласись, тоже событие из неординарных.

– Да. Пожалуй. – Ксения облизнула пересохшие губы, подошла к Василию и, крепко обняв друга, положила голову на его широкую грудь. – Ты будешь скучать обо мне, если я не вернусь?

– Да, очень. Но ты вернешься. Ты еще не выполнила свою миссию на Земле.

– Но я же прервала обряд Астарота! – возмутилась Ксения.

– Да, но ты еще не решила наши с Ангелом проблемы. И, насколько я знаю, тебе предстоит еще два дня проходить через огонь, воды и медные трубы вместе с нами. Так что не думаю, что ты там задержишься. – Василий нежно поцеловал девушку в макушку и подтолкнул к Ангелу. Ксения так же прижалась и к нему.

– Дождись меня здесь, пожалуйста. Сколько бы я ни отсутствовала, никуда не уходи. Очень тебя прошу. Зная, что ты здесь, я обязательно найду дорогу домой.

– Я дождусь тебя, даже если силы Ада придут на Землю. Шагай, тебе пора. – Ангел оторвал Ксению от себя и направил к двери. – Давай, раньше сядешь, раньше выйдешь.

Она оглянулась последний раз, потом решительно подошла к двери, закрыла глаза… Распахнула дверь, с закрытыми глазами перешагнула через порог и закрыла дверь за собой. Хранительница стояла, не смея ни пошевелиться, ни открыть глаза.

– Открой глаза и проходи, – услышала она низкий мужской голос.

Ксения открыла сначала один глаз и следом за ним другой. Как ни странно, она находилась в своей старой квартире на кухне. За столом сидел пожилой мужчина с белоснежной бородой и такими же волосами. Его голубые глаза ласково и лукаво смотрели на нее. Улыбка на лице была добрая и светлая. Одет он был в какую-то бесформенную белую хламиду, на ногах были кожаные сандалии.

– А я думала, что попаду на небеса, – разочарованно протянула Ксения.

– А ты и попала на небеса. Просто я думал, что в знакомой обстановке тебе будет спокойней. Но если тебя это так огорчает… Пожалуйста. – В тот же миг земля ушла у Ксении из-под ног, и она чуть не упала, когда поняла что торчит на облаке среди других облаков и голубого неба.

– Ну как, так тебе будет приятней? – усмехнулся мужчина. – Или вернуть, как было?

– Т-так п-приятней, – простучала зубами Ксения.

– Ну здравствуй, голубушка.

– Здравствуйте, – уже более спокойно произнесла Ксения. – Я Ксения. Хранительница Ксения.

– Я Бог. Господь Бог, – продолжая улыбаться, ответил Ксении ее собеседник.

– Очуметь! – только и смогла пролепетать Ксения.

– Да уж, я тоже так считаю, – усмехнулся Бог. – Знаешь, по сравнению с тобой Фома неверующий был просто легковерным ребенком.

– Понимаете, все никак не могу заставить себя поверить, что вы существуете, – извиняясь, произнесла Ксения.

– Да поверила ты уже давно, успокойся, – махнул рукой Бог. – Если бы не верила, как бы ты смогла открыть сюда дверь? Ты не веришь не в меня, ты не веришь в себя. Тебе все кажется, что ты обычная девушка, из обычной семьи, с обычной судьбой. Но это не так, и пора бы уже с этим смириться.

"Почему нет в жизни счастья"

– Знаете ли, очень не хочется. Надоело это все порядком, – начала заводиться Ксения. – Какого черта вам пришло в голову испоганить всю мою распрекрасную жизнь? Все было так хорошо – тихо, мирно. А теперь я буквально каждую минуту должна или бороться за собственное выживание, или спасать кого-то из друзей, или спасать весь мир! Где это видано – на одного человека взвалить такую ношу? Неужели нельзя было как-то распределить эти проблемы между несколькими людьми?!

– Знаешь, ты просто прелесть! Нет, правда, ты такая непосредственная! Ты первое создание, которое после двух минут общения со мной начинает предъявлять претензии. Знаешь, почему я выбрал тебя? Потому что с тобой не соскучишься! Только ты могла додуматься прийти на небеса и проверить, есть я на самом деле или нет!

– Это, между прочим, не моя идея, это Ангел придумал. – Как обычный ребенок, Ксения тут же попробовала свалить вину на другого.

– Да, он, конечно, тоже шедевр, но открыть сюда дверь могла только ты. Знаешь, я думаю, что это скорее не неверие, а любопытство. Ты очень любознательна по природе. Тебе все надо знать. Ты пообщалась с Сатаной и не смогла отказать себе в возможности поговорить с Господом. Кстати, как он там?

– Кто? – тупо спросила Ксения.

– Сатана, конечно. Признаться честно, я без него здесь скучаю.

– Скучаете? – в ужасе спросила Ксения.

– Еще как! – тяжело вздохнул Бог. – Ты не можешь себе представить, как прекрасен был Люцифер. Я любил его больше всех своих созданий. Тебя когда-нибудь бросали, предавали?

– Нет, – растерянно произнесла Ксения.

– И ты еще говоришь, что у тебя трагедия? Да ты счастливый человек! А вот Люцифер предал меня.

– Простите, что спрашиваю, но раз уж зашла об этом речь… почему вы не уничтожили его, после того как он предал вас?

– Потому что люблю его и в глубине души надеюсь на то, что он раскается. Что он поборет свою гордыню и попросит прощения.

Ксения в недоумении смотрела на Бога и не могла уложить его слова в своей и без того распухшей голове.

– После всего, что он натворил? После того, как он превратил жизнь человечества в Ад?

– Люди в своем изгнании из Рая виноваты сами. Он только подсказал им эту идею, но выбор был их. В этом состоит проблема Сатаны. Он никого ни к чему не может принудить, он может только соблазнить.

– Но есть же случаи, когда демоны вселяются в человека и управляют им?

– Демон может вселиться только в человека с нечистыми помыслами. Праведник никогда не окажется под властью демона. Знаешь, я все-таки склоняюсь к версии любопытства!.. Ты все хочешь знать. Это забавно. Вы с Люцием в чем-то похожи. Просто ты намного моложе.

– Неужели, имея возможность задать вопросы, над которыми ломает голову все человечество, я могу промолчать? – развела руками Ксения.

– Ладно уж, спрашивай, только никому не рассказывай потом, – добродушно проворчал Бог.

"Почему нет в жизни счастья"

– А я смогу прийти еще раз? А то, знаете ли, я спешу, у меня там проблемы.

– Да знаю я твои проблемы, – отмахнулся Бог.

– Может, подскажете, как их решить?

– Все подсказки я тебе уже дал, дальше давай сама. Ну и заходи, когда будет желание. С тобой приятно поболтать. А пока тебе пора домой.

Тут Ксения поняла, что стоит все на той же кухне, у той же двери. Одна мысль засела у нее в голове, и в конце концов она все же решилась.

– А можно… можно вас потрогать?

Ксения настолько смутилась от своей наглости, что не смела оторвать глаз от пола. Благо Господь отреагировал на ее просьбу с пониманием и расхохотался до слез:

– Я думал, ты не решишься! Да видишь, и боги ошибаются! Чудо ты мое в перьях, беги, трогай!

Продолжая хихикать, Бог протянул Ксении руку. Она быстро подошла к нему, подняла глаза и схватилась за протянутую руку. И в тот момент, когда их руки соприкоснулись, а глаза встретились, Ксения поняла, что проваливается в какой-то омут. Медленно вокруг нее закружилась воронка, и она оказалась в центре циклона. Постепенно до нее стало доходить понимание, что она попала во временной смерч. Что мимо нее, как кадры кинопленки, прокручиваются вихри событий от сотворения мира. Скорость, с которой мелькали кадры, позволяла только краешком сознания улавливать суть происходящего. Ксения не понимала, сколько времени она находится в этом смерче, она только видела вспышки событий. Она видела то, чего не могла знать. Видела гибель первого поколения, принесение третьей жертвы Астарота, видела развитие и падение следующей цивилизации. Видела, как с каждой цивилизацией взрослели человечество и Эфир. И постепенно понимала, что взрослели они не сами по себе. Просто с каждой генерацией Бог создавал их все более совершенными. Он учился на своих ошибках и исправлял свои творения. Пока не слепил ту модель мира, которая имела шанс на выживание. Которая, несмотря на все свои недостатки, пока выдерживала посланные ей испытания. Сдавала экзамен за экзаменом. И сейчас цивилизация сдавала один из экзаменов, который выявит или возможность дальнейшего существования этой генерации, или приведет к гибели и созданию новой, как это было уже десятки раз. Постепенно все стихло, и Ксения чуть не упала от потрясения, но крепкая рука поддержала ее. Отойдя на несколько шагов назад, она растерянно смотрела на Создателя этого мира и пыталась понять, что же он из себя представляет. И зачем он создал этот мир. Зачем раз за разом заставляет свои создания проходить через эту мясорубку. Чего хочет добиться, выпестовав тот мир, к созданию которого стремится миллионы лет. Не найдя ответы, она просто задала вопрос:

– Зачем?

Глядя на нее, Создатель грустно ответил:

– Зачем люди рожают и растят детей? Они хотят остаться в этой жизни в своих потомках. Они видят в своих детях свое продолжение. Они растят себе смену. Так и я. Да, я вечен, да, я альфа и омега, но я вечен только в масштабах этого мира. Придет и мой час уйти. И я не хочу, чтобы после меня осталась пустота. Я хочу, чтобы после меня осталось поколение таких же творцов, как и я. Моих детей. Этот мир – мое дитя. Еще очень маленькое, чтобы успеть вырасти до взрослого существа при нормальной скорости развития к тому моменту, когда я уйду. Этот мир проходит через все испытания и страдания, чтобы развиться, чтобы стать лучше, чтобы стать совершеннее. По моим меркам, у меня осталось мало времени. И поэтому может казаться, что слишком много страданий, слишком много боли; слишком жестокие уроки проходит этот мир. Но, к сожалению, или так – или никак. Или мир пройдет через все эти тернии и сможет самостоятельно существовать и развиваться дальше, или уйдет в небытие вместе со мной. Скажу тебе честно: я верю в эту генерацию. Вы лучшее, что мне удавалось создать. И если эта модель мира не выживет, скорее всего, я уже не смогу создать что-то лучшее. Вы – моя последняя надежда… – Создатель замолчал и с тоской посмотрел на Ксению. – Ну как? Тебе стало легче от приобретенных знаний?

"Почему нет в жизни счастья"

– Да уж, ничего не скажешь, полегчало, – с такой же тоской ответила Ксения. – Когда мне сказали, что от меня зависит судьба человечества, прямо скажем, было нелегко. Но теперь я знаю точно, что отныне мой девиз будет: «Никогда не думай, что ты на самом дне. Всегда есть куда падать вниз, просто ты пока не видишь своих перспектив».

– Надеюсь, новые знания не только вгонят тебя в тоску, но и придадут тебе сил в борьбе. Не всякому дано знание сути происходящего. А знание – сила, поверь мне.

– А он знает? – с тревогой спросила Ксения.

– Сатана? Нет, конечно. Неужели ты думаешь, я доверил бы ему это знание? На этом свете были только три существа, знавших истину. Это я, Алай, Михаил, а теперь еще ты.

– Почему именно они?

– Алай слишком мудра, на ее глазах проходила вся история. Алай – дух Земли. Она сама Земля. Она моя правая рука, моя наследница. Если я уйду раньше времени, она должна завершить мои дела. Михаил – моя левая рука. Если бы я не посвятил его в происходящее, то он с его могуществом и властью давно бы истребил всех обитателей Ада вместе с Сатаной. Мне пришлось объяснить, что до поры до времени они нужны для развития этого мира. И Михаил просто следит за тем, чтобы уродливая голова дьявола не поднималась слишком высоко. Мир еще слишком молод, чтобы противостоять Сатане. Но в минимальных дозах дьявол пока необходим, как прививка. Придет время, и мир будет готов сразиться на равных с Сатаной. И когда мир победит, у Люцифера будет только две возможности: или раскаяться и прийти ко мне с покаянием, или уйти в небытие. Он не вечен, что бы он о себе ни думал.

– И вы считаете, что Сатана не догадывается о том, почему он еще жив и как его используют? – с сомнением спросила Ксения. – Он ведь не дурак.

– Ты права, он не дурак. Но он гордец. Гордыня толкнула его на путь предательства, гордыня затмила ему глаза, когда он повел свое войско против меня, гордыня же не позволяет ему увидеть истинное положение вещей. Он просто не может допустить, что я могу уничтожить не только его, но даже воспоминания о нем. Я могу сделать так, что даже я не буду помнить, что он был. Это истинное небытие. Но он гордец, а значит, слепец. Бойся гордыни, девочка моя, ибо это – прямой путь к погибели. Прости, дорогая, думаю, с тебя хватит лекций на сегодня. Я и так рассказал тебе больше, чем собирался.

– Почему?

– Потому что ты мой посланник. И я не хотел бы, чтобы ты чувствовала себя игрушкой в руках судьбы. Ты свет, который я посылаю миру, чтобы найти правильный путь. Ты – Хранительница Пути. Пути развития. Пути просвещения. А какое просвещение без знания? Но я хочу, чтобы ты поняла, что не должна бросаться решать глобальные проблемы этого мира. Решай только те, которые встают перед тобой. Одно твое присутствие в этом мире является указателем Пути. Живи, как подсказывает тебе сердце. Я не хочу делать из тебя мученицу. У меня их было более чем достаточно. А теперь иди. Ты и так здесь задержалась дольше, чем это было нужно.

"Почему нет в жизни счастья"

– Спасибо за все. Очень приятно было познакомиться. Ну и до встречи, – смущенно пролепетала Ксения.

– Не за что. Буду ждать. Мальчикам привет.

Ксения покорно кивнула, открыла дверь и вернулась с небес на Землю.

Первые секунды Ксения никак не могла прийти в себя. Попытки дышать московским воздухом после небес приводили к кашлю и першению в горле. Ангел с Василием, подхватив под руки, быстро вывели ее из тира. Через минуту Ксения пришла в себя. К тому времени она уже сидела на диване в гостиной и пила яичный ликер, который ей тут же подал Василий.

– Милая, ты как? – Ангел смотрел озабоченно на Ксению и пытался понять, в порядке ли его подруга.

– Нормально, – просипела уже отдышавшаяся Ксения. – Только тут у вас, на Земле, дышать совсем нечем.

– Так, значит, у тебя все получилось? – спросил Ангел и замер в ожидании ответа. Василий тоже не сводил с Ксении глаз.

– Получилось.

– Ну и как Он? – тихо спросил Василий, указав глазами на небо.

– Веселый и грустный и, по-моему, очень одинокий, – с печалью ответила Ксения. – Приглашал заходить еще и просил передать мальчикам привет.

– Это нам, что ли? – ошалело спросил Ангел.

– Это вам, что ли, – усмехнувшись, ответила Ксения.

– Вот это да! Вась, послушай, как это звучит: «Вам привет от Бога». – Довольная улыбка осветила лицо Ангела, и Ксения невольно залюбовалась этим редким явлением. Вечно мрачное лицо амура просто сияло от радости.

– Эх, Ан, если бы ты всегда так улыбался! – Ксения, похоже, была готова умиляться всему подряд.

– Ну ты как, получила что хотела, вера появилась? – с беспокойством спросил Василий.

– Появилась.

– А потрогала? – с сомнением спросил Ангел.

– Потрогала. Сама не поверила, когда услышала, как прошу об этом. – Ксения вспоминала, как смеялся Бог над ее просьбой, и сама сейчас была готова хохотать над собой. – Слушайте, а долго меня не было?

– Да вообще-то целый день, уже часов восемь вечера, – недовольно пробурчал Василий. – Могла бы и сообщить, что у тебя все в порядке.

– Вась, ну странный ты какой! Я, по-твоему, должна была сказать: «Ах, извините! Мне надо позвонить домой, а то Вася сильно волнуется»? Или послать вам открытку? И вообще, вместо того, чтобы допрашивать меня, лучше бы накормил. Я голодна, как тысяча чертей. Мне даже кажется, что я вообще никогда не ела.

– В принципе, ты недалека от истины, – проворчал Василий. – Но и мы тоже от этой двери весь день ни на шаг не отходили. Так что сейчас все вместе поедим.

И они дружно отправились на кухню.

Ксения сидела на своей новой кухне, следила за уже привычными хлопотами Василия по приготовлению ужина, смотрела на повеселевшего Ангела и старалась не думать о том, что узнала сегодня. Это было не так-то легко.

Мозг: Ну что? Все никак не отойдешь, лягушка-путешественница?

Ксения: Можно подумать, ты у нас совершенно не впечатлен происходящим!

"Почему нет в жизни счастья"

Мозг: У-у-у ты какая! Можно подумать, можно подумать… Можно подумать, ты вообще способна думать! Такой безмозглой Хранительницы мир еще не видел!

Ксения: Но-но-но! Я попросила бы! Я все-таки Великая Хранительница Пути. И что это за наезды? В чем я на этот раз провинилась?

Мозг: Великая! Не напомнишь, сегодня кто-то говорил о гордыне или мне показалось?

Ксения: Но это же не я себя так называю!

Мозг: Зато ты это повторяешь за другими. А гордиться, между прочим, нечем. Вот скажи, чего ты добилась сегодняшней аудиенцией у Всевышнего? Ты узнала, как справиться с Сатаной или ты узнала, как защитить своих близких? Нет, нет и еще раз нет. Ты просто утолила свое чрезмерное любопытство. А пользу это какую-нибудь принесло? А выводы ты какие-нибудь сделала? Нет, нет и еще раз нет.

Ксения: Ну зачем же я, молодая и красивая, буду напрягаться, если у меня есть ты – сосредоточение всего разума вселенной? Ты и выводы сделаешь, и решения найдешь. А я что? Я так, оболочка. Так что слава тебе, любимому, слава тебе, могучему! Все, доволен?

Мозг: Почти. Полностью я буду доволен только тогда, когда ты соизволишь напрячься и подумать о том, что время свидания с Сатаной упорно приближается, а у тебя нет ни единой идеи, как с ним бороться. Целый день провела на экскурсии, вместо того, чтобы делом заниматься.

Этот увлекательный диалог был прерван извне.

– Ксень, скажи, ты к завтрашней встрече готова? – тихонько поинтересовался Ангел.

– Нет, – печально ответила Ксения, подумав, что Ангел умеет читать мысли. – Знаешь, я так и не поняла, что я должна делать. Создалось впечатление, что я одним своим существованием решаю проблемы этого мира. Не знаю. В голову ничего не лезет. Боюсь, что ответы на все вопросы я должна найти сама. Только вот где и как, я не знаю.

После этой фразы никто не решился ничего сказать, и поужинали друзья в полной тишине. После застолья все устало разбрелись по комнатам спать. Ксения долго не могла уснуть и, чтобы как-то отвлечься, позвонила Элле, потом Асе. Выговорившись в беседе с царевной, Ксения устало пожаловалась на бессонную ночь. После чего услышала в трубке:

– Спокойной ночи, дорогая. Ты заснешь на счете «три». Раз. Два. Три…


7697333557635794.html
7697376673283359.html
    PR.RU™