День третий.

То, что километров будет 38, поняла еще утром благодаря Володе. Он, ибо не женщина, стратегически ошибочно задал Максу вопрос о еще одной ранней стоянке. А женщина, как известно женщинам, никогда не задаст мужчине стратегический вопрос до завтрака и посещения места вверх/вниз по течению*.

------------------------------------

*Туалетно-географическая дилемма преследовала меня весь поход. Кто вообще придумал эти вверх и вниз? Есть по и против, понятные обычным людям, а вверх и вниз не существуют!

------------------------------------

В глазах Максима читалось, что вчера баланс был нарушен и сегодня мы его восстановим. Так оно и вышло.

На завтрак каша с сухофруктами. Вкусная.

Теперь дежурят Катя Пустовар /Катя — это человек, который стоматолог и загадка/, Люда и Леша Осипов. Помогают Анна и Александра.

Отходим, как обычно, около 10.

Пытаюсь применить полученные знания на практике, но заливаю Свету и себя водой с весел. Становится холодно. Сказать больше нечего: гребу, терплю, все.

Привал. Падаю, но не на песок, как должно было бы быть, а на коврик Антона /спасибо тебе!/. Отключаюсь и не слышу ничего, кроме «подъем, отчаливаем».

Впереди Заплавное и очень красивая церковь, после которых обещаны мост /большой и высокий, вот он!/ и стоянка /где??/.

Гребу, терплю и хорошо бы «все», но нет, потому что этот день — день приключений. А у Сережи Щелокова /Сергей — это человек, который настоящий мужчина, несмотря на то, что юрист © А. Ветлов/ - день свиданий. Если кто еще не в курсе: начиная с некоей неизвестной никому координаты, все туристы на Самарке превращаются /не иначе дело рук Осипова/ в родственников Сергея. И у кого в итоге самое благостное настроение? Интрига.

Наши же приключения начинаются с того, что мчащуюся стрелой Колибри догоняет байдарка Артищевых. Катя делает вид, что запыхалась, потому что мы ж мчимся. Раздуваюсь от гордости и тут звучит предложение выпить. Сказать, что оно было поддержано с энтузиазмом — ничего не сказать. Даже соблюдающей диету Светой, что многое объясняет. Выпиваем и вроде даже закусываем. Подходит Катя Пустовар, выпиваем еще. Кто-то /наверняка я/ предлагает бороться со спортивной греблей. Спрашиваю, есть ли гуашь. Гуашь, разумеется, есть*. Синяя.

----------------------------------------

*Наконец понимаю, почему у всех такие огромные гермы. В них гуашь! У Осипова еще корова и волшебная палочка, у Прудовского урюк, у Иры корица, у Леши англо-немецкие словари.

----------------------------------------

Пишу гуашью «долой спортивную греблю» прямо на детях. В тот момент проходим мимо стоянки аборигенов, которые еще пьянее, чем мы и желают познакомиться. И не просто желают, а действуют - большая редкость в наши дни. Аборигены прыгают в воду, подплывают к байдаркам и вцепляются в борта. Света говорит, что видела, как тонуло мое весло. Катя Артищева ныряет, я за ней, да только весла уже не видать, как и наших новоявленных женихов. Зато видать Володю Прудовского, который материализуется из точки на горизонте. Не иначе сделал гребок.



Володя ругается, а значит - конец вечеринке.

После ныряния холодно. Весла не жалко, жалко надписей синей гуашью, которые смылись во время переполоха.

Гребем, дождь, еще холоднее. Упрашиваю Володю не рассказывать правду.

Причаливаем, вижу лицо Максима и понимаю, что он волновался. Прости меня, пожалуйста.

Тут же сдаюсь сама и ужасно стыдно. Пытаюсь сделать хоть что-то хорошее за этот поход: режу морковку для супа. Только не подумайте, что молча. Ною, как же больно стоять обгорелыми коленками на песке. Ветлов /спасибо тебе!/ приносит лопухов, и жизнь начинает налаживаться.

Холодно, а потому, дорезав, бегу переодеваться. Оказывается, что брошенные в байде гермы уже заботливо сложены Светой /спасибо тебе!/ на берегу и мокрое сушится. Собираюсь поставить палатку, но почему-то вместо меня это делают Катя Артищева и Максим /спасибо!/.

Одеваю все теплое сразу и уже можно празднично ужинать, но не могу найти капли, без которых мои глаза категорически отказываются смотреть на мир, а еще дозванивается муж*.

--------------------------------

*Фрагмент диалога:

М.: Почему несущая стена идет вдоль, а не поперек?

/Замешательство, пауза/

Я: А ты пользуешься светополиризационным фильтром?

/Замешательство, пауза/

М.: И сколько ты выпила?

----------------------------------

Пока суть да дело, поиски и разговоры, профукиваю торт, но на последнюю порцию супа /на ужин суп, вкусный/ и шампанское успеваю. Катя и Макс следят, чтобы поела, а Леша, чтобы выпила. Холодно и бегу за спальником. Оказалось, бегаю я еще медленнее, чем гребу, потому что танец снежинки в исполнении Светы профукиваю, как и торт.

Катя Артищева бдит за мной весь «вечер» и это ужасно круто. Наконец-то опять женская компания /в первом «вечере» поучаствовала Ирина/.



Холодно. Думаю, что будет, если завтра заболею и не смогу грести совсем. Спасают Щелоков и его толстовка /Сережа, спасибо тебе!/.

В толстовке, куртке, спальнике и темных очках /капли так и не нашла/ перебираюсь к костру, который очень жаркий опять же благодаря Сергею. Наконец-то отогреваюсь. Поем под Ветлова.

Отбой.

Ужин при луне

Стоянка N3 – в 5 км ниже по течению относительно борского моста. Населёнки рядом нет. Прошли за ходовой день 38 км. Это был рекорд!


7701066503302122.html
7701136380775918.html
    PR.RU™