Глава 9

Кроме Тодда, на посту никого нет, и я захожу в участок с мыслью, что я самый удачливый парень на свете, но тут Тодд закатывает глаза и одаривает меня протяжным, усталым вздохом.

— Марк, вали домой, — кратко произносит он.

— Тодд, дружище, а чего это ты сидишь тут совсем один?

—Да просто кто-то сболтнул, что во время вчерашнего дежурства я разговаривал с гражданскими, и меня перевели в ночную смену. Вот чего.

— Блин, — произношу я. Упс.

—А еще из-за короткого замыкания на окраине случился пожар, и все до единого рванули туда. — Он принюхивается и морщится. — Господи. Да от тебя разит, как от пивной бочки.

Не удивительно. На хате у Алекса воняет так, будто там проводили опрыскивание дешевым пивом. А вот пожар очень даже хорошая новость.

—Просто я только с тусовки, — пожимаю я плечами. —Наверное, меня чем-то облили. Сам, что ли, не знаешь. Вспомни, как ты неоднократно рассказывал мне о ваших эпичных гулянках, которые вы закатывали с вашей командой.

Тодд расплывается в улыбке и в сотый раз начинает заливать историю о том, как он нажрался и валялся под столиком на свое восемнадцатилетие в лесу со своей командой. Улыбаюсь и киваю, повторяя про себя, что когда стану старше, ни за что не буду таким, как этот чувак. Если, конечно, к тому времени человечество не поработят инопланетяшки.

Наконец, он заканчивает травить байку.

— Ну, чел, звучит круто, — я принужденно улыбаюсь. — Сгораю от зависти. Ну ладно, вообще-то, я просто заскочил забрать кое-какие вещи, которые отец оставил мне у себя в кабинете.

Тодд кивает и указывает на отцовскую дверь, продолжая улыбаться своим воспоминаниям.

Я отпираю кабинет отцовским ключом и тихо закрываю за собой дверь. В комнате бардак: по всему столу и всем видимым поверхностям разбросаны папки с делами и беспорядочные с виду бумажные листы. Я зарываюсь в эти кучи, но после нескольких минут поисков, нахожу только штрафные талоны недельной давности и бесчисленное множество документов, никак не связанных с Джоном или могами. Потом мне приходит в голову, что вряд ли такая информация будет вот так запросто валяться на виду, и использую один из маленьких ключей из отцовской связки, чтобы открыть картотеку в столе. После перелистывания нескольких папок я нахожу ту, что искал: СТАРШАЯ ШКОЛА ПАРАДАЙЗ.

В яблочко.

Первый файл, который я достаю, забит предварительными отчетами об инциденте и соглашениями о неразглашении от первых очевидцев. Я швыряю его на стол, чтобы вернуться к нему позже. Следующий файл, и... джэкпот: фотографии разрушений в школе размером во всю страницу. Траншеи, взрытые по всему футбольному полю и здоровенные вмятины, в которых я узнаю гигантские следы лап. Гильзы, разбросанные по классу, где мы прятались какое-то время. Разгромленная аудитория. Все признаки указывают на то, что там поработало нечто большее, чем просто озлобившийся на школу подросток.



Сердце неистово барабанит, пока я достаю телефон и начинаю фотографировать изображения. Загружу их в блог попозже. СТРАЖ и остальные попадают со стульев, когда увидят эту хрень. Я перебираю снимки со всей возможной скоростью, щелкая все до единого. В голове гудит, кровь эхом барабанит в ушах.

Вероятно, поэтому я не слышу, как кто-то входит.

Неожиданно меня отдергивают за воротники рубашки и куртки, перекрывая кислород. Я разворачиваюсь и от неожиданности выпускаю телефон из рук. Фотографии из файла разлетаются по полу. Я ожидаю встретиться лицом к лицу с могадорцем или одним из агентов.

Но все гораздо хуже.

Это мой отец.

— Какого черта ты тут делаешь?!— ревет он.

— Пап, я просто...

— Ты хоть представляешь, сколько бы огреб проблем, если б тебя здесь застукал кто-нибудь другой?! А обо мне ты подумал?

— Пап, позволь я...

— Это вопрос национальной безопасности, Марк. Господи, да пойми же!

Он грубо отталкивает меня, и я, запнувшись о свои же ноги, падаю на пол. Тем временем отец поднимает мой телефон и, тыкая на клавиши, планомерно удаляет все сделанные мной фотографии, непрерывно цедя проклятья. И только тут до меня доходит, что как-то странно, что он оказался здесь так поздно, да еще и в служебной форме. Чтобы ни случилось помимо пожара, это должно было быть довольно важно, раз его вызвали.

Закончив удалять фотки, он целую минуту буравит меня взглядом.

—Иди домой, Марк, — говорит он, ставя ударение на каждом слоге. — И ни шагу оттуда.

Отец протягивает мне телефон, но в этот момент дважды звучит оповещение о сообщении, и вместо этого, он включает экран, чтобы увидеть, что мне пришло.

Его лицо белеет.

— Что там? — спрашиваю я.

Он не отвечает, только протягивает руку, ставит меня на ноги и практически выволакивает из кабинета.

— Тодд! — рявкает он, и, когда тот появляется у входной двери, продолжает: —Наружу, живо!



— Пап, да что стряслось-то?

Отец продолжает тащить меня за собой. Я мог бы отбиться, но он и так в ярости. Что-то не так. Случилось что-то плохое.

Когда мы подходим к полицейской машине Тодда, отец распахивает дверь позади водителя и заталкивает меня внутрь. В этот момент мне удается вырвать у него из рук свой телефон, и отец громко хлопает дверцей до того, как понимает, что я его забрал. Он орет на Тодда:

— Отвези его домой к моей матери. А посмеет сопротивляться, арестуешь.

Отец бежит к своей патрульной машине, выкрикивая что-то в рацию, а Тодд, глядя на меня, качает головой.

Наконец, я опускаю взгляд на свой телефон. Там два сообщения от Сары.

"OMG[4]Джон здесь."

"Не приходи, но если будет что-то странное, я тебе маякну."

Черт.

Начинаю лихорадочно соображать, как быть дальше. Я немедленно звоню Саре. И когда она не отвечает, пишу ей:

"ОТЕЦ ЭТО ВИДЕЛ. ОН ЕДЕТ ЗА ДЖОНОМ. БЕГИ."

И тут я понимаю, что это значит. Отец вызывает ФБР, полицию, черт, да даже пожарных.

И все они съезжаются к дому Сары, а она ни сном ни духом. Небось целуется с этим гребанным пришельцем, а ФБР и эта ненормальная Уолкер собираются устроить на нее облаву.

Долблю кулаком по металлической перегородке между передними и задним сиденьями и ору, пока Тодд садится в машину.

— НЕТ! Нам нужно к ней. Тодд, дружище, отвези меня к Саре. Ты должен отвезти меня к Саре немедленно. Давай, давай, давай.

— Я повезу тебя только домой.

Продолжаю долбить по металлической решетке, пока костяшки не начинают кровоточить, а Тодд не ударяет уже своим кулаком по решетке, крича, чтобы я заткнулся, и бормоча ругательства себе под нос. Я как раз в отчаянии пишу Саре, когда Тодд произносит:

— А я-то думал, взрыв в доме Гудов будет гвоздем этой ночи.

Дом Гудов. Взрыв.

Пытаюсь охватить все события разом, игнорируя боль в руке и пульсацию крови в голове.

Джон здесь. Он в Парадайз, вероятно, с Сэмом и Шестой. В доме Сэма был взрыв. Туда вызвали всех копов. Если там был взрыв, значит, там была стычка. А единственные, с кем Джон стал бы драться, это...

Моги.

Моги здесь. Они охотятся за Джоном. А Джон сейчас вместе с Сарой.


7702175567466420.html
7702210254955901.html
    PR.RU™