Часть 7

Поездка домой по ночному городу на такси показалась Кёнсу очень короткой из-за того, что всё это время он думал о событиях сегодняшнего вечера. Слова Чонина ещё не уложились в его голове полностью. Его заявление о связи обескураживало, Кёнсу не нашлось, что ответить. Он даже не ожидал, что подобное может случиться с ним так скоро. И конечно, он никогда не предполагал, что странное и вызывающее поведение Чонина может иметь такую причину. И что вся эта ситуация примет столь неожиданный поворот. Сейчас он ехал домой, снова и снова прокручивая в памяти произошедшее.

Омега думал о том, был ли Чонин искренен? Вспоминались его холодные руки, крепко обнимавшие Кёнсу за спину и звук неуверенно дрожащего голоса, говоривший о том, что Каю было очень сложно произнести признание вслух. Кёнсу невольно поймал себя на робкой мысли о том, что хочет, чтобы слова альфы оказались правдой. А ещё он думал о том, почему сам оказался таким упрямым и нерешительным. На улице моросило, и парень быстро выпрыгнул из машины, протянув купюру таксисту и махнув рукой Сехуну, зевающему на переднем сиденье.

Кёнсу прикрыл дверь своей квартиры и повесил влажный зонтик на ручку. Переодевшись в домашнее, он поплёлся на кухню, чтобы поставить греться на плиту молоко. Чувствовалась физическая и эмоциональная усталость, хотелось упасть на что-нибудь мягкое и неподвижно лежать, раскинув руки в стороны. Он просидел ещё несколько минут на диване, думая о том, как здорово живётся домашним кошкам. Молоко начало закипать, и Кёнсу заварил чашку какао, устало зевая. Он сидел в тишине, нервно смотря на тёмный экран своего телефона. Кёнсу со смешанными чувствами надежды и боязни ожидал, когда дисплей загорится и ему придёт ответное сообщение. Решив, что ему нужно успокоиться, парень достал из шкафчика коробку бисквитного печенья и включил ноутбук, положив телефон на кухонный стол.

Как только запустилась операционная система, а Кёнсу затянул строчку какой-то песни, раздался пронзительный звонок в дверь. Омега настороженно подумал о том, кто бы мог прийти к нему в такой поздний час. Он с опаской отворил дверь, на мгновение заглянув в глазок. На его пороге оказался Чонин. Его расстёгнутая кожаная куртка была в дождевых каплях, он протянул Кёнсу полиэтиленовый пакет и неуверенно улыбнулся.

- Привет, - Кай выглядел напуганным. – Там конфеты… Можно зайти?

- Да… А что случилось?

Кёнсу взял пакет с конфетами и попятился назад, пропуская Чонина в квартиру. Альфа разулся и молча прикрыл за собой дверь.

- Я… хотел убедиться, что ты благополучно приехал домой, - Кай теребил замок куртки.
Кёнсу не стал спрашивать, откуда Чонин знает его адрес. Он просто задумчиво кивнул, заметив жалобный взгляд альфы.

- Вроде, всё в порядке, - Кёнсу занервничал, когда вдруг понял, что очень хочет, чтобы Чонин остался. И мысленно пнул себя за то, что не знает, что должен делать и начинает паниковать.

Он прошёл на кухню, и Чонин последовал за ним. Кёнсу положил пакет со сладостями на столешницу. Он предпочёл не задумываться, зачем Каю понадобилось приходить к нему домой, чтобы узнать такую простую вещь. Обычно Кёнсу был гостеприимным и общительным хозяином, но сейчас терялся и совершенно не знал как вести себя с Чонином наедине. Тем более после того, что он ему сказал сегодня вечером. Он принялся готовить вторую чашку какао, попутно думая, что он должен и не должен говорить. Его гость продолжал стоять молча, и это немного беспокоило.



- Я просто… Не могу больше так, - наконец вполголоса произнёс Кай, прекратив своё молчание.

Кёнсу развернулся, отложив ложку в сторону, и уловил на себе напряжённый взгляд альфы. Они замолчали на несколько секунд. Омега бросил беглый взгляд на телефон, лежащий на столе рядом с чашкой.

Чонин медленно подошёл к Кёнсу совсем близко. Прежде чем парень осознал происходящую ситуацию, Кай приподнял его лицо за подбородок и осторожно поцеловал в губы. Невинный поцелуй постепенно превратился в отчаянный и голодный, Чонин прихватывал и покусывал его пухлые розовые губы, нетерпеливо проскальзывая горячим проворным языком в приоткрытый рот, и рвано дышал. Осмелев и послав к чёрту стеснение, Кёнсу начал так же страстно отвечать на его ласки. Внизу живота начал туго затягиваться узел возбуждения, а от раздиравших грудную клетку чувств обоим хотелось кричать. Кай прижимался к омеге всем телом, заставив Кёнсу опереться поясницей о кухонную тумбочку и обвить руками шею альфы в ответ. В тот момент, когда Чонин на секунду отстранился, чтобы поглубже вздохнуть и стряхнуть с себя куртку, а Кёнсу, не желая останавливаться, легко прикусил его за губу и снова вовлёк в поцелуй, все сомнения исчезли и лёд полностью раскололся. Кай тепло улыбнулся, наклонив голову, и заглянул в прикрытые глаза Кёнсу, слегка смутившегося своего порыва. Альфа нежно провёл руками по телу Кёнсу и легко стянул с него футболку.

Они жадно целовались, пока Чонин расстегивал бесконечные пуговицы на своей рубашке и расправлялся с ремнём на джинсах. Он начал целовать шею и ключицы Кёнсу, втягивая и покусывая молочно-белую кожу. Наверняка останутся красные следы от засосов. Кёнсу вцепился в спину Чонина, выгибаясь от касаний его тёплых рук, и прерывисто дышал. Ноги ослабли, и захватывало дыхание, внутри всё сладко сжималось. Прикосновение тёплой бледной кожи к его голому торсу заставило Кая мягко застонать. Несколько быстрых шагов по квартире - и они оказались в спальне Кёнсу. Свет не был включен, и они едва не упали, споткнувшись о ковёр и какие-то провода. Старший сквозь штаны бедром чувствовал возбуждение Кая.

Голова кружилась, Кёнсу выпал из реальности в жарких объятиях Чонина, подмявшего его под себя на расправленной кровати. Когда с оставшейся одеждой было покончено, Кай провёл языком по эрегированному члену омеги, обхватив его пухлыми губами, положив ладони на его узкие бёдра, и в ответ получил долгожданный стон. Кёнсу же хватался за смятое одеяло, чувствуя, как от действий Кая его тело буквально пылает. Мысли превратились в кашу, в висках шумно пульсировала кровь. Кёнсу громко охнул, когда Кай снова заскользил языком по его животу вверх и начал посасывать соски. Старший закусывал свои губы и слегка царапал смуглую бархатистую кожу на спине альфы. Он глубоко вдыхал запах Кая и всё равно не мог им надышаться. Кёнсу, хоть и не решался себе в этом признаться, давно грезил о Чонине и часто просыпался от беспокойных «мокрых» снов с его участием. Сейчас это наконец происходило на самом деле, наяву, и Кёнсу не хотелось больше сдерживаться. Он громко застонал и напрягся, когда Чонин ввёл в него два пальца, обдавая его шею горячим дыханием.

- Ты… Это… - хрипло прошептал Кай ему на ухо, отведя руку. На его пальцах блестела смазка.

В ответ Кёнсу бессознательно подался бёдрами вперёд и развёл ноги, дрожа всем телом, и умоляюще сдвинул брови, захныкав. Чонин судорожно сглотнул. Концентрация феромонов в загустевшем воздухе усилилась до предела, и инстинкты брали верх над разумом обоих, охватывая волной похоти. Чуть сильнее разведя согнутые колени Кёнсу, Кай с негромким рыком вошёл в него и успокаивающе поцеловал в раскрытые искусанные губы. Немного подождав, когда Кёнсу привыкнет и расслабится, Чонин продолжил двигаться в нём, постепенно входя всё глубже и увеличивая темп. Омега замычал, путая пальцы в волосах альфы, и перешёл на несдержанные стоны, когда Кай взял его член в ладонь и начал двигать ею с нажимом вверх-вниз.

Чонин исступленно толкался в желанное тело и хватал воздух ртом, оперевшись на свободную руку. Он поцеловал Кёнсу во влажный лоб и приглушённо застонал, когда омега плотнее сжал его в себе и обхватил бёдра Кая ногами. Мир в глазах Кёнсу уже плыл разноцветными пятнами. Омега обнимал Чонина, теснее прижимая к себе, и подавался тазом ему навстречу. Ещё через несколько резких толчков Кёнсу бурно кончил с протяжным стоном, яростно дрожа всем телом. Через несколько секунд он услышал гортанный полурык-полустон Кая, излившегося в него. Кёнсу часто дышал и, улыбаясь, что-то бессвязно шептал на ухо Чонину, чувствуя, как на члене альфы появляется узел, сцепляя их тела.

Кёнсу проснулся от того, что Чонин сидел около его подушки и нежно перебирал рукой его волосы. Омега ещё несколько секунд лежал, сквозь дрёму наблюдая за счастливым выражением лица младшего, затем сел на кровати и зевнул. В теле чувствовались приятная усталость и лёгкость.

- Чего такое? Который сейчас час? – он повернулся и посмотрел на альфу, прищурившись. Похоже, раннее утро - в комнате был сумрак.

- Восемь. Может, больше, - с улыбкой ответил Чонин.

Кай развернулся на кровати, усевшись теперь на подушку Кёнсу, и нежно обнял сонного омегу со спины, поцеловав в родинку за ухом. Кёнсу бы возмутился, потому что Чонин был в джинсах и рубашке, но он слишком хотел спать, а объятия альфы были слишком приятными, чтобы обращать внимание на такие вещи. Присутствие в его спальне Чонина казалось таким правильным и естественным.

- Ты ведь теперь только мой? – Кай положил подбородок ему на плечо, задав риторический вопрос.

- А ты теперь перестанешь меня доставать? – охрипшим не только ото сна голосом спросил в ответ Кёнсу, потерев глаза.

Старший услышал, как Кай негромко посмеялся. И почувствовал, как по его сердцу разливается чувство радости, испытываемое сейчас Чонином. Необычное ощущение. Кёнсу начал отходить от дрёмы и вспоминать события ночи, постепенно краснея. Он развернулся лицом к Каю, на языке так и вертелось замечание.

«Было очень мило с твоей стороны вот так прийти ко мне и трахнуть, чтоб тебя, Ким Чонин…»

Увидев осуждение во взгляде старшего, Чонин заулыбался ещё сильнее и, нехотя выпустив Кёнсу из объятий, встал с кровати. Он поднял с письменного стола стакан с водой и вручил его омеге.

- Похоже, что я разбудил твою природу раньше времени… - следом Кай протянул Кёнсу маленькую белую таблетку. - Выпей. Мы не предохранялись, так что… Я думаю, ещё рано заводить ребёнка.

Кёнсу глупо уставился на таблетку в своей ладони.

- Прости, что рылся в твоих вещах, когда искал лекарства. Я купил их сейчас в аптеке неподалёку. Всё будет нормально, если принимать таблетки в течение всего периода течки, когда… - Чонин тяжко выдохнул, предчувствуя реакцию омеги.

Кёнсу машинально проглотил лекарство, залпом выпив стакан воды. Смысл сказанных Чонином слов медленно начал доходить до него, заставляя мгновенно вздребезнуться. Он почувствовал, как что-то стекает по внутренней стороне его бёдер. Кёнсу поднял округлившиеся глаза на вмиг затаившегося Чонина.

- И у нас теперь есть презервативы… - такая реплика не успокоила бы омегу, но ничего умнее Кай не придумал.

- Странно, что ты ещё жив, - рассерженно заявил Кёнсу, сдвинув брови. Он поднялся с кровати и поспешно зашагал в направлении ванной, завернувшись в одеяло, и что-то возмущённо бормотал.

Кай проводил его взглядом, не в силах не улыбаться. Он подумал, что должен дать Кёнсу немного времени привести себя в порядок самостоятельно.

Чонин вытащил свой телефон из кармана лежавшей на кресле куртки. Он отключил его тогда, когда подходил к дому Кёнсу ночью. Сейчас Кай снова включил его, наблюдая, как загорается экран. Сразу же пришло несколько оповещений об упущенных вызовах. Чонин зашёл в папку с входящими сообщениями. Единственное смс от абонента «Кёнсу-я». Вчера вечером Кай был слишком счастлив, гуляя с компанией вместе с Кёнсу, чтобы обратить внимание на это сообщение и прочитать его. Альфа снова заулыбался, облизнув губы. Сегодня ночью именно это смс заставило его послать всех к чёрту и сломя голову побежать под дождём домой к Кёнсу, забыв обо всём. Сердце сжалось от нахлынувших чувств, и он снова открыл его.

От: Кёнсу-я
Ты мне нравишься. Прекрати так поступать.

Ещё раз обратив внимание на время отправления, Кай подтвердил своё предположение о том, что это смс Кёнсу отправил Чонину именно тогда, когда выбежал из кафе из-за обидного поведения альфы. Кай радостно просиял, подметив, что тогда выходит, что первым признался Кёнсу. Он снова сунул телефон в карман, с волнением осознавая, что теперь хочет услышать эти слова.

- Кёнсу-у, открой дверь. Мне надо в душ, - жалостливым тоном протянул Чонин, стуча в дверь ванной, поспешно и решительно расстёгивая свою рубашку и стягивая с себя носки и джинсы.

- Хочешь… Потом кофе сварю? – он быстро юркнул в приоткрывшуюся дверь, чувствуя усиливающийся сладкий запах своего омеги.

Отец назовёт его безнадёжным разгильдяем, когда узнает, что Чонин снова пропускает свою работу.


7777856135894359.html
7777905090250758.html
    PR.RU™